Я все сказал в своих стихах

Отражая эпоху политики и деятели культуры о Евгении. - ТАССНазвание книги: Я все сказал в своих стихах
Страниц: 191
Год: 2017
Жанр: Боевик

Выберите формат:




Выберите формат скачивания:

fb2

690 кб Добавлено: 22-дек-2017 в 08:12
epub

682 кб Добавлено: 22-дек-2017 в 08:12
pdf

2,7 Мб Добавлено: 22-дек-2017 в 08:12
rtf

394 кб Добавлено: 22-дек-2017 в 08:12
txt

569 кб Добавлено: 22-дек-2017 в 08:12
Скачать книгу



О книге «Я все сказал в своих стихах»

И ведущий с лицом, как пятно, Говорил — как в застойные годы Представлял бы в музее кино "Амаркорд" или "Призрак свободы". (В дыму Шли солдаты по белому полю, После били куранты…) "Кому Не понравится — я не неволю". Все, что было, забыл у входа, Ничего не припас в горсти… // в "Последнем времени" нет Все устроенные иначе протыкают меня рукой. Я дыра, я пространство между тьмой и светом, ночью и днем, Заполняющее одежду — предоставленный мне объем. Я дыра, пролом в бастионе, дырка в бублике, дверь в стене Иль глазок в двери (не с того ли столько публики внемлет мне? И когда меня вовсе уверили в том, — А теперь понимаю, что лгали, — Я шагнул через реку убогим мостом И застыл над ее берегами, И все дальше и дальше мои берега, И стоять мне недолго, пожалуй, И во мне непредвиденно видят врага Те, что пели со мной Окуджаву… Мне снятся автоматы, Подсумки, сапоги, Какие-то квадраты, Какие-то круги. Мой век учтен, прошит, прострочен, мой ужас сбылся наяву, конец из милости отсрочен — в отсрочке, в паузе живу. Видит Бог, Земную жизнь пройдя до середины — И то я вспомню это: шаг, рывок — И я, глядишь, в троллейбусе, который Идет до дома… Теперь я снова — Шесть лет, помилуй Господи, прошло! И мне не тяжело Нести домой пакет томатов мокрых (Стоял с утра, досталось полкило). Он следует начальственным заветам, Но несколько лениво… Кругом слезами зависти зальются, Увидевши, что Петя Таракуца Всех обогнал и с этой стороны!

Помню смутную душу свою, Что, вселяясь в орущего кроху, В метерлинковском детском раю По себе выбирала эпоху, И уверенность в бурной судьбе, И еще пятерых или боле, Этот век приглядевших себе По охоте, что пуще неволи. Примечаю, справиться силясь С тайной ревностью дохляка: Изменились, поизносились, Хоть и вытянулись слегка. Значит, дальше — сплошная глина, Вместо целого — град дробей, Безысходная дисциплина — Все безличнее, все грубей. Теперь я понял, что ты делаешь: Ты делаешь карандаш. Я считаю, что нет никаких берегов, А один островок в океане. Над кустарником и да- же над полоскою лесной — дух безлюдья, неуюта, холод, пустота, пе- чаль… В этих ветках оголенных и на улицах пустых — горечь ветров раскаленных и степей не- обжитых. Носит пачку с маркой "Прима" и газетные листы, и бумажку от конфеты, выцветшую от дождей, и счастливые портреты звезд, героев и вождей, и пластмассовые вилки, и присохшие куски, корки, косточки, обмылки, незашитые носки, отлетевшие подметки, оброненные рубли, — тени, призраки, ошметки наших ползаний в пыли. — Я расплююсь со своим гаремом, А ты разругаешься со своим, И я побегу к тебе на экватор, А ты ко мне — на Северный полюс, И раз мы стартуем одновременно И с равной скоростью побежим, То, исходя из законов движенья И не сворачивая с дороги, Мы встретимся ровно посередине… Среди пустого луга, В медовой дымке дня Лежит моя подруга, Свернувшись близ меня.

Сплошь букеты на каждой парте — Где набрали столько цветов? На другом берегу зашибают деньгу И бахвалятся друг перед другом, И поют, и кричат… Я стою, упираясь руками в бока, В берега упираясь ногами, Я стою. Я как мост меж двумя берегами врагов И не знаю труда окаянней. Ветер носит клочья дыма, бьется в окна, гнет кусты. …И если даже, — я допускаю, — Отправить меня на Северный полюс, И не одного, а с целым гаремом, И не во времянку, а во дворец; И если даже — вполне возможно — Отправить тебя на самый экватор, Но в окружении принцев крови, Неотразимых, как сто чертей; И если даже — ну, предложим — Я буду в гареме пить ркацители, А ты в окружении принцев крови Шампанским брызгать на ананас; И если даже — я допускаю, И если даже — вполне возможно, И если даже — ну, предположим, — Осуществится этот расклад, То все равно в какой-то прекрасный Момент — о, как он будет прекрасен!


Торопясь, подлатываю ее, Заменяю лампочку, чтоб сияла, Защищаю скудное бытие, Подтыкаю тонкое одеяло. Ангел мой, мое спасенье, Что ты помнишь обо мне В этой льдистой, предвесенней, Мартовской голубизне? Непричастный к добру и ко злу, вообще говоря, Я не стану подобен козлу, вообще говоря, Что дрожит и рыдает, от страха упав на колени, О своих пред Тобою заслугах вотще говоря. Гвозди гнутся под молотком, дно кастрюли покрыла копоть, Ни по пахоте босиком, ни в строю сапогом протопать. В поту, в смятенье, на пределе — кого я жду, чего хочу? Тебе не уготован Высокий жребий, бешеный распыл: Как будто мир во мне разочарован. Сначала он, естественно, пугает, Пытает на разрыв, кидает в дрожь, Но в глубине души предполагает, Что ты его в ответ перевернешь. Сотню раз запятнавшись обманом, Двести раз растворившись в чужом — Как любуемся собственным кланом, Как надежно его бережем! Перечисленья

Но и сам порою кажусь себе Неучтенной в плане дырой в кармане, Промежутком, брешью в чужой судьбе, А не твердым камнем в Господней длани. Однако не найдя в тебе амбиций Стального сотрясателя миров, Бойца, титана, гения, убийцы, — Презрительно кидает: «Будь здоров». Как, ответ заменив многоточьем, Умолчаньем, сравненьем хромым, Мы себе обреченность пророчим И свою уязвленность храним! Друг издает студенческий журнал Совместный — предпоследняя надежда Не прогореть. Студентка (фотографии не видел, Но представляю: волосы до плеч Немытые, щербатая улыбка, Приятное открытое лицо, Бахромчатые джинсы — и босая) Прислала некий текст. Безмерная, щенячья радость жизни, Захлеб номинативный: пляж, песком Присыпанные доски, мотороллер Любимого, банановый напиток (С подробнейшею сноской, что такое Банановый напиток; благодарен За то, что хлеб иль, скажем,сигарета — Пока без примечаний). Да что они


Перейти к следующей книге

Комментарии

  • Потрясающая история: спасибо огромное за чудесный роман!

  • Книжку можно описать так:
    1.Вива Россия, все остальные (извиняюсь за выражение) говно
    2.Рояли.Они везде и повсюду.От сумки, которая "убирает"вес содержимого до задания континентального масштаба, которое влияет на политику реальности
    Читать, конеч

  • Написано хорошо. Для подростков будет очень интересно. Я же еле дочитала, но это, скорее всего, из-за не совпадения личных интересов с сюжетом. Продолжение читать не буду.

Оставить отзыв